Get Adobe Flash player

Общественная организация

"Кировское областное общество

охотников и рыболовов"

предлагает в аренду следующие помещения.

 по адресу: г. Киров, пер. Копанский, д.9 (р-н Первомайский)

Офисные помещения:1этаж:

 37,2 кв.м. (37,2*450 руб. = 16470 руб.);

Цокольный этаж:

42 кв.м. (42*150 руб. = 6300 руб.),

36 кв.м. (36*225 руб. = 8100 руб.).

по адресу: г. Киров, ул. Вологодская, д. 2"а" (р-н Октябрьский)

Гаражный бокс:

150 кв.м. (150*106 руб. = 16500 руб.).

Телефоны:  

64-89-34

64-21-21

Товары для охоты на волка

Куртка и брюки из шинельного сукна

Верх - шинельное сукно - 100% шерсть Внутренняя отделка - мягкий и толстый флис, 100% полиэстер - 300 г/кв.м.
Застежка-молния - пластиковая, разъемная Уплотнительные манжеты в рукавах - 50% шерсть, 50% полиэстер.

Выставка Киров

Нож "Коршун" (булат, карельская береза, стабилизированная карельская береза резная, пин)
Марка стали - Тигельный булат
Длина клинка, мм - 150 мм
Наибольшая ширина клинка, мм - 27,7 мм
Толщина обуха, мм - 2,4 мм
Длина рукояти, мм - 125 мм
Толщина рукояти, мм - 25 мм
Твердость клинка, HRc - 63-64

12 500 ₽

РАЗНОЕ

Зачем убивают российскую охоту: Минприроды нанесло неожиданный удар

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Следом за безумными депутатскими идеями о запрете контактного обучения охотничьих собак, которые могут вылиться в уничтожение собаководства и исчезновение уникальных пород охотничьих собак, удар пришел, откуда не ждали — из Министерства природных ресурсов.

Фото Валерия МАЛЕЕВА

Фото Валерия МАЛЕЕВА

Легким росчерком пера новый глава ведомства Дмитрий Кобылкин пустил под нож весь департамент охоты.

Эксперты назвали такое решение политическим безумием и всерьез опасаются, что теперь охотничье хозяйство будет предано забвению.

9 июня в Минприроды был издан, по меньшей мере, странный приказ.

Профильный охотничий департамент был реорганизован путем слияния с департаментом госполитики в сфере лесных отношений. Теперь устанавливать правила игры для охотников будут… лесники.

Более того, гигантская отрасль с мощнейшим экономическим потенциалом, требующая тонкого и грамотного подхода узкопрофильных специалистов, фактически осталась без этих самых специалистов. Все они были просто сокращены.

От Главохоты до райотделов

Мы проследили путь, который прошла государственная политика в сфере охоты с советских времен. Очевидно, что это путь стремительной деградации, а не развития.

1940 год — впервые создана государственная охотничья инспекция при Совете народных комиссаров РФСФР.

1944 год — в целях улучшения постановки охотничьего дела инспекция преобразована в Главное управление по делам охотничьего хозяйства.

1955 год — создается Главохота РСФСР. Структура занимается охотничьим хозяйством и заповедниками. С этого момента начинается расцвет отрасли. В систему Главохотфы вошли 98 госпромхозов, 123 зверопромхоза и 141 колхоз и совхоз Крайнего Севера. В этот же период развиваются любительские охотничьи хозяйства: 5067 хозяйств Росохотбыроловсоюза, 170 — Военно-охотничьего общества, 30 — общества «Динамо», 19 — Главохоты и еще 129 — хозяйства других организаций.

1985 год — число государственных охотничьих хозяйств с 98 выросло до 104. Появляются 199 звероферм Роспотребсоюза и 214 сельхозпредприятий Госагропрома РСФСР.

Читайте материал "Глава Минприроды решил взяться за проблемы охотничьего хозяйства"

1988 год — постановлением ЦК КПСС «О коренной перестройке дела охраны природы в стране» образован Госкомитет по охране природы. Теперь он вместо Главохоты занимается охраной животного мира, контролирует сферу охоты, ведет Красную книгу, отвечает за порядок в заповедниках.

В течение четырех лет после этого ликвидированы все госпромзохы. Численность работающих в охотничьей сфере сократилась в два раза.

1990 год — Главохота упраздняется и вливается в состав вновь созданного Министерства сельского хозяйства и продовольствия.

1993 год — в составе ведомства появляется Охотдепартамент. Мозгом отрасли становится центральный аппарат из 45 человек. Плюс 83 управления в регионах, 21 государственное охотничье хозяйство и специальный аналитический центр.

Всего на этот момент в отрасли задействованы почти десять тысяч штатных специалистов.

1999–2004 годы — число общественных охотничьих инспекторов увеличивается до 24 тысяч человек. Штат госохотинспекторов увеличивается до 12 с лишним тысяч человек. Создаются 56 заказников федерального значения.

2004 год — в ходе административной реформы упраздняется охотдепартамент в Минсельхозе — первый мощный удар по отрасли.

В июне 2006 года тогдашний министр сельского хозяйства Алексей Гордеев пишет письмо президенту Путину:

«Современный уровень развития охотничьего хозяйства России не соответствует его ресурсному и экономическому потенциалу.

В России оборот средств, связанных с предоставлением услуг в этой сфере, составляет порядка 13,5 млрд рублей (500 млн долларов), в то же время в США он достигает 60 млрд долларов. Россия уступила место основного поставщика пушнины на мировом рынке.

Ресурсы охотничьих животных используются нерационально. В Россию уже начался импорт мяса диких животных из Новой Зеландии (благородный олень) и Польши (косуля, кабан, фазан, заяц). К сожалению, в результате административной реформы и ликвидации органов государственного управления охотничьим хозяйством существенно ослаблена политика в данной сфере.

Читайте материал "Лесной департамент Минприроды хочет снять уголовную ответственность с браконьеров"

Считаю целесообразным воссоздать в структуре Минсельхоза департамент охотничьего хозяйства. Прошу Вашего решения».

Решение главы государства было принято в тот же день и состояло из единственного слова: «Согласен. 05.06.2006, В. Путин».

Фото Павла Кочкарева.

Хронические беспризорники

— На сегодняшний день из отрасли вымыты все специалисты, — сетует президент Росохотрыболовсоюза Татьяна Арамилева. — Эта отрасль должна быть самостоятельной. Охота — это не только природоохранная, но и хозяйственная деятельность.

Возрождение многострадального департамента надежд охотоведов не оправдало. Его все так же продолжило штормить: уже через четыре года, в 2010-м, чиновники от охоты были отлучены от привычного им Минсельхоза и вошли в состав Минприроды.

Там его снова урезали, вместо 45 человек в штате осталось лишь 15 специалистов. Еще хуже обстояли дела на местах. 600 государственных охотничьих инспекторов «перетекли» из Россельхознадзора в Росприроднадзор.

Новое начальство решило, что вновь прибывшим найдется лучшее применение, чем сновать по лесам в поисках браконьеров. В результате профессиональные поисковики с нюхом на охотников-нелегалов были переориентированы на другие цели.

Как озвучено в Стратегии развития охотничьего хозяйства до 2030 года, острота сегодняшних вызовов и рисков, стоящих перед охотничьим хозяйством, уже близка к критической. Ситуация в цифрах выглядит поистине жутко.

Суммарный годовой оборот продукции охоты и услуг в этой сфере в нашей стране оценивается в 16 миллиардов рублей (а в 2006-м он составлял 13,5 миллиардов — более чем скромный рост за целых 12 лет, учитывая инфляцию и финансовый кризис). А ущерб от незаконной добычи охотничьих ресурсов 18 млрд рублей.

То есть мы теряем продукции охоты каждый год на два миллиарда больше, чем получаем.

На последний — совершенно нелогичный и угрожающий шаг Минприроды по ликвидации охотдепартамента — моментально отреагировали не только охотоведы, но и сенаторы. Народные избранники написали петицию руководству Кабмина:

«Такое решение ставит под угрозу реализацию Стратегии развития охотничьего хозяйства до 2030 года. Реализация подобного подхода ошибочна еще и потому, что спровоцирует необратимую реакцию по слиянию уполномоченных органов в сфере лесного и охотничьего хозяйства в субъектах, что вызовет очередной кадровый отток опытных и квалифицированных специалистов», — говорится в документе.

— Для отрасли это очень плохо, — уверен зампред Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Владимир Лебедев. — Все последние события четко показывают негативную картину. Каким-то регионам может и повезет, и попадется лесник, понимающий что-то в охоте.

Читайте материал "Минприроды предлагает опять перекрестить инспекторов"

Проблема в том, что именно лесники не раз были замечены как одни из самых ярых браконьеров. Они считают, что лес принадлежит им. У человека, который ходит по лесу один с ружьем, возникает масса соблазнов. Подумаешь — стрельнуть глухаря на ужин.

А тут охотники со своими квотами на добычу, ограниченными сроками охоты и прочими запретами. У лесников свое отношение к животному миру. Оно не такое, как у охотников.

Специалисты негодуют: их коллеги из лесной сферы прекрасно знают, по каким законам растут елки и березы, но зачастую ничего не смыслят в законах животного мира. Например, для лесников милое дело — выдать коммерсантам разрешение на вырубку старого, спелого леса.

Такие залысины на месте вековых деревьев уже появились, например, по берегам реки Сережа в Тверской области. То, что именно в таких — зрелых, как их называют охотоведы, — лесах находятся глухариные тока, чиновникам неведомо. А схема очень простая: нет спелого леса — нет токов птице — вымирает популяция.

Отсутствие нормального подхода к охотничьему хозяйству уже дает свои катастрофические плоды. Фото Павла Кочкарева.

Минприроды неохота возиться с охотой?

В июле 2016 года на выездном заседании Госсовета в Тверской области девять губернаторов ЦФО подняли вопрос о неэффективности исполнения полномочий Минприроды в сфере охоты.

Предлагали простое решение: вернуть охоту туда, откуда она, по сути, вышла, — в Минсельхоз. По мнению глав регионов, природоохранное ведомство не просто не справилось, а начисто провалило работу огромной отрасли.

Охотоведы напоминают, что Россия занимает первое место в мире по площади охотничьих угодий. Ведение охотничьего хозяйства осуществляют почти 5 тысяч охотпользователей. Численность охотников — 4,3 миллиона человек. А людей, вовлеченных в охотничье хозяйство, более 15 миллионов человек.

При таких масштабах да грамотном управлении деньги в казну могли бы течь рекой. Ведь отрасль имеет огромный экономический потенциал. Охотники — это покупатели транспорта, вездеходов, катеров и лодок, средств навигации и связи, палаток и кемпингов.

К тому же охота способствует развитию собаководства (которое, напомним, с легкой руки депутатов чуть было не угробили), ветеринарии. Наконец, чем лучше развита отрасль, тем лучше для охотничьего туризма, как внутреннего, так и иностранного.

Кроме того, охота несет большую социальную функцию. В труднодоступных районах Сибири, Севера и Дальнего Востока это основной, а подчас и единственный источник средств к существованию.

При этом денег у государства на охоту вечно не хватает. Из бюджета на нее выделяются копейки. Да и те — по остаточному принципу.

Читайте материал "Минприроды отдали экс-соратнику Михельсона: кто такой Дмитрий Кобылкин"

Поэтому единственный способ сохранить биоразнообразие и приумножить популяцию дикого зверя и птицы — это ведение охотничьего хозяйства частными инвесторами и общественными охотпользователями. Но та политика, которую явило Минприроды, ничего, кроме недоумения, у охотпользователей не вызывает.

На сайте ведомства в открытом доступе вывешен документ «Приоритетные направления деятельности в области лесных ресурсов и охотничьего хозяйства до 2024 года».

Одна из задач, как сказано в брошюре, повышение эффективности использования охотничьих ресурсов. Звучит хорошо, однако методы вызывают у экспертов массу вопросов.

Например, чиновники планируют скорректировать сроки охоты. На практике — сократить их по ряду зверей и птиц с двух – трех месяцев до одного.

Более того, ведомство решило с 2017 до 2024 года увеличить добычу лося с 32 до 50 тысяч особей, благородного оленя — с 6 до 10 тысяч, а северного оленя — с 50 до 70. Представляют ли себе новые руководители от охоты, какая вакханалия поднимется в угодьях?

Недопустимо увеличивать изъятие животных в условиях практического отсутствия государственной охраны животного мира, запредельной численности хищников (волка, шакала) и нерешенного вопроса эффективной борьбы с браконьерством.

Еще один убийственный для охотпользователей пункт программы — повышение ставок сбора за добычу охотничьих ресурсов для последующего разведения на объектах охотничьей инфраструктуры.

Схема выглядит так: когда охотинвестор заводит, например, в вольере диких животных, он за них платит таксу в казну. А потом, чтобы отпустить их на волю для охоты (по закону вольерная охота запрещена, и живность надо выпустить в охотугодья), надо будет еще раз заплатить.

По сути, это двойное налогообложение. Здесь сразу два вопроса: у кого из охотпользователей хватит энтузиазма заниматься разведением дорогостоящих зверей в условиях двойного налогообложения?

Это предложение направлено не на стимулирование дичеразведения, а прямо наоборот.

Кроме этого, специалистов вводит в ступор инициатива нового руководства объединенного департамента, согласно которой Правительству предлагается реализовать принятие методики исчисления ущерба от незаконной охоты, позволяющей браконьеру уйти от уголовной ответственности.

При этом, как вишенка на торте, в этом же документе, который имеется в общем доступе, предлагается сажать людей за добычу волков, шакалов, лисиц и енотовидных собак без специального разрешения!

***

«В отрасли возникла необходимость принятия мер, направленных на вывод охотничьего хозяйства из глубокого кризиса. Реализация таких начинаний отвечает целям и задачам, поставленным указами Президента», — пишут в письме в Правительство сенаторы.

— Совсем недавно в Правительстве было сказано о необходимости обратить внимание на охотничью отрасль и добиться ее развития, — говорит Владимир Лебедев.

Последние шаги Минприроды говорят о том, что министр Д.Н. Кобылкин забыл о принятых Правительством документах и игнорирует поручения не только курирующего зампреда Правительства, но и президента России.

Что это, некомпетентность новых руководителей от охоты или нечто большее? Создается впечатление, что уровень материалов, которые приносят министру на подпись, лучше всего и характеризуют упадок отрасли!

Татьяна Антонова 16 октября 2018 в 05:36